Ничего не бойся

11.03.2018

Давно известно, что события в жизни отдельного человека ходят группами или хотя бы парами. Одно цепляет другое, первое тянет за собой второе, возникает цепочка, события скрепляются сначала одно за другим (последовательно), а потом начинается второй ряд (параллельный). Это как в вязании: ряд за рядом, петля за петлей – и получается полотно.

Мои события, начавшиеся с обнуления и перезагрузки – как высокомерно и не без гордячества я этот процесс обозвала – потянулись друг за другом, вывязывая очередное пенелопово полотно. Когда мы чего-то/кого-то ждем, лучше всего занимать руки работой.

Все произошедшее должно начинаться с двух слов – на днях.

… мы отправили в армию, где служит средний, посылку с туалетной бумагой.

… я выполняю сейчас морально не самую простую работу: оцифровываю письма к Жданову, датированные 1937 годом.

… прочитала книгу Рубена Давида Гонсалеса Гальего «Белое на черном».

 Можно продолжить перечень. Включить туда, например, какое-нибудь эстетство «когда много снега и нет солнца, лес выглядит неживым». Но даже трех перечисленных пунктов достаточно, чтобы задуматься. Чтобы «не докричать, хотя бы домолчать». Чтобы как-то сжать в тиски рук голову и постараться все связать не на эмоциональном уровне, а на рациональном.

… да-да-да, все военные части разные! И командиры везде разные. И сослуживцы. И вообще по одному штриху нельзя делать никаких выводов. Тем более – далеко идущих.

… да-да-да. Главная героиня писем – фигура глубже, чем трагическая. Потому что это трагедия не внешнего, а внутреннего: ведь врагов в самом деле вокруг много, но я-то! Меня-то эта машина коснулась случайно!! Вы должны разобраться, дорогой Андрей Александрович!

… да-да-да. Букера книге дали не за провокационность темы, а за мастерство такую тему – и так подать.

Так что же?

Все это происходило и происходит в стране, в которой я живу. Каток 37-го года, когда искренняя вера (и бдительность) закатывали в асфальт живые человеческие души. Не из этого ли проросла страшная система, которой можно сочинить разные названия: антипаллиативной помощи или паллиативной беспомощности или как-то еще – не хочу сочинять, не могу… Детский дом, дом престарелых – от этих слов веет привычным отупляющим ужасом: не дай бог, не дай… Не дай, не дай пройти нашим детям через унижение их человеческого достоинства.

Но разве нас кто-то спрашивает?

И единственное, что остается – шептать про себя и в себе: ничего не бойся, слышишь?! Ничего не бойся, мой хороший… Может, нам и не сломать систему, и не исправить, и не избежать кривозубых презрительных оскалов «тоже мне, неженки какие нашлись!» И нам никто не поможет, но надо как-то постараться в себе сохранить то человеческое, что все-таки как-то теплится, как-то колышется и, черт побери, трепещет внутри…

«Ампутация души проходит гораздо болезненнее и влечет за собой последствия более глубокие, чем ампутация конечности. Без ноги жить трудно, но можно. Без души жить нельзя…»

А мы почему-то все пытаемся научиться.

Share on Facebook
Please reload

Недавние посты

August 22, 2018

July 21, 2018

Please reload

Архив
Please reload

Поиск по тегам
Please reload

  • Facebook - серый круг
  • Instagram - серый круг

 2018

ТВОРЧЕСКИЙ ТЬЮТОР

как написать и издать книгу