Живой роман - 3

10.04.2018

Почему-то испытываешь странное волнение, когда готовишься вытянуть карту из колоды. Долго тусуешь, ждешь какого-то внутреннего «якобы знака», что вот именно эта будет именно нужно и именно сейчас. А как только карта вытянута – сразу становится спокойно. Немного похоже на кресло стоматолога: нервничаешь, мандражишь, внутренне-содрогаешься. Но как только врач склонился над тобой и задал свой вопрос, на который ты отвечаешь – внизу справа посмотрите… И все. Открываешь рот и спокойствие разливается внутри, дальше остается только терпеть, дышать носом. Сплевывать, но уже никак не волноваться.

 Прага, Староместская площадь

 

Третья Прага

На сей раз я вытянула Староместскую площадь. Если от Староместской площади по Французской улице идти в сторону Влтавы, то по правой стороне возникнет одно из самых мистических пражских мест – Староновая синагога, в которой на чердаке заточен (до сих пор!) Голем. Говорят, в последний раз его видели в 1945 году, когда советские войска освободили город.

Все серо. Все как-то не плохо серо, нормально, спокойно. Да. Дома яркие и праздничные и украшены разной неповторимой красотой: цвет, окна, рисунки и надписи. Можно рассматривать если не часами, то сутками. Именно так: сколько бы ты ни стоял, задрав голову, все будет мало, недостаточно. Все время будет всплывать некий дополнительный штрих, абрис, тень-полутень, завиток буквы или локона, трещина в штукатурке, солнечный блик в окне… Что-то подустала я от перечислений, от цикличности. Нужна мгновенность взгляда, вспышка образа в сознании. Например, о том, что в Праге нет домов, а только здания.

Здание – массивное слово. Сложное. Оно не обязано быть домом (дом – где живут или хотя бы – где находятся). В здании все не так. Внешнее в нем важнее внутреннего, форма первичнее смысла. Может, я ошибаюсь. А может – ситуативно, спонтанно, мгновенно – нет. Зданиями хочется (и не можется не) любоваться.

Чтобы любоваться природой, надо, вероятно, отправляться в весеннюю Японию – за цветущей сакурой. Таков среднестатистический стандарт. Любование зданиями – это Прага. Хотя… Разве Париж не годен для тех же целей? Не знаю. Да и не хочу знать. Сегодня – я в Праге.

Рынок старого места – так, если мне не изменяет память, называется главная площадь в старом городе Варшавы. Старое место – хорошее уютное словосочетание. Это не какое-то там «итс коузи», а тот тип уюта, который годен для славянского уха.

Староместская площадь ровно о том же. Внутри домов, на пересечении центральных улиц она делает Прагу уютной, но не тем пряничным уютом, которым грешат, бывает, среднеевропейские пейзажи. Да, здесь можно выпить медовухи, съесть трдельник, но все это – попутное, не формообразующее…

Есть ли у Праги запах? А вкус? Пожалуй, вкус я помню. Мед на губах, отель Флоренс с неизменной яичницей по утрам, травяная горечь бехеровки, капучинная пенка в кофейне на Английской улице… Я вдруг позабыла: сколько было Праг. Две или три? Как минимум их не должно быть две, ведь там есть район Винограды, который пока прошел мимо. Как?!! Как можно быть в Праге и не быть в районе с таким названием? Хотя бы ступить ногой, хотя бы просто войти туда и выйти, послушать как стучит в тебе сердце, когда ты входишь в Винограды. Вдруг оно там будет стучать иначе?! Вдруг это не досужий вымысел и не любовь к метафорам?! Откуда нам знать наверняка – как оно может быть…

Дома смотрят на меня с любопытством. А здания – с достоинством. И не на меня – а прямо перед собой. Это я смотрю на них, задрав голову, щепча: я еще хочу сюда к вам, я еще должна здесь побыть, мне надо насмотреться.

Мне на многое надо еще насмотреться. Не потому что я коллекционер впечатлений. Скорее я коллекционирую ощущения, которые пытаюсь приколоть на демонстрационный кусок картона булавками букв. Ощущения – они ведь как бабочки. «Такая красота и срок столь краткий…» В том числе и по признаку своей однодневности. Ощущение живет пока ты его чувствуешь. А после можно только запомнить. И вызывая в памяти воспоминание ты отправляешься туда, на Старое место. А если воспоминаний много они собираются все вместе – и так получается Староместская площадь. Они толпятся там ровно как туристы. Толкутся у сувенирных лавок. С восторгом смотрят на гигантские мыльные пузыри, которые выдувают тут же современные скоморохи. А ты – уже как то здание: смотришь на них свысока и вспоминаешь.

Воспоминания ведь для того и нужны: чтобы их вспоминать.

Эскалаторы торгового центра Палладиум, магазин кохиноровских карандашей, промокшие ноги, ресторанчик Рильке, свиное колено в Матильде – так и не попробованное, но зато – окна в окна – маринин отель Беранек, в котором встречалось русское общество…

Провожу языком по нижней губе – и чувствую вкус пива. И меда. И еще…

А здания Староместской площади смотрят поверх моей головы. И постепенно все сходится в маленькой точке на белоснежной простыне… Меня втягивает туда, как в пропасть. Но это такая пропасть, в которой нет дна, и значит – я не падаю, а лечу… Над всеми старыми местами, где только мне доводилось быть.

Share on Facebook
Please reload

Недавние посты

August 22, 2018

July 21, 2018

Please reload

Архив
Please reload

Поиск по тегам
Please reload

  • Facebook - серый круг
  • Instagram - серый круг

 2018

ТВОРЧЕСКИЙ ТЬЮТОР

как написать и издать книгу