Живой роман - 19

16.05.2018

Я сижу на работе. За окном начинается буря. Работа сама себя не сделает. Но сейчас тот случай, когда необходима пауза. Достаю свою походную горизонтальную колоду. Вытягиваю карту с неожиданно моим персональным номером – 29. На картинке – концентрационный лагерь Терезин. Бывает и так.

Что я помню.

Помню промозглость зимнего европейского холода. Запланированную спонтанность поездки в Терезинштадт. Запланированную – потому что так было задумано. Спонтанную – потому что не верилось до последнего, что я все-таки туда…

Какой лучше глагол подобрать… Попаду (ох), поеду (сама), окажусь (ну тоже как-то…)

Это я знаю, что на картинке – улица концентрационного лагеря, между школой и жилыми бараками. Но знание никуда не деть. Потому я не могу не думать о том.

И о том социальном страхе в том числе.

Это когда одни люди могут сделать с другими все, что угодно. И ничего не будет: ни ряха не треснет, ни мир не перевернется. Да, конечно, есть лермонтовский «божий суд, наперсники разврата». Но нам-то нам-то… Ныне и присно и во веки веков живущим и продолжающим жить отведенный отрезок времени.

Чехия, Терезин

 

Как можно жить после Освенцима? Да вот так. Почему не жить, раз родились? И может, потому и надо жить, что родились тем самым всем смертям назло, всем ветрам вопреки. И как-то стараться хоть немного, хоть по мере сил…

Это сложный вопрос: в чем именно и как стараться? Что делать? (это не про Чернышевского, а про предназначение). И может быть, Терезины всех времен и народов показывают нам, чего делать не надо. А это уже что-то. Не зная, что надо, твердо понимать, что не надо – уже плюс один шаг в нужную сторону.

За окном начинается буря. Я сижу на работе. В тепле, покое и с работой. И даже есть кофе и шоколад. Что надо еще, когда есть вот такая иллюзия того, что буря-то всего лишь за окном. Но на самом деле понятно, что она в мире. В том мире, куда придется выйти. Для начала – чтобы добраться до дома.

В данном случае это означает – к себе.

Я помню еще вот что. Вдруг оказалось, что автобус ушел, поэтому в Прагу уехать непонятно как, и есть все шансы остаться в Терезине на ночь. Вот когда пробивает серьезный холодный пот осознания: одно дело – ты дневной турист. И совсем другое – остаться на ночь там, где звучащие призрачными голосами камни…

Мы как-то выехали все же, совсем уже в ночь. Пошел мокрый снег. Зябко и неуютно. Но не из-за снега, конечно.

Зябкость и неуютность вообще необязательно к погоде имеют отношение.

Как-то все внутри.

Внутри памяти.

Share on Facebook
Please reload

Недавние посты

August 22, 2018

Please reload

Архив
Please reload

Поиск по тегам
Please reload

  • Facebook - серый круг
  • Instagram - серый круг

 2018

ТВОРЧЕСКИЙ ТЬЮТОР

как написать и издать книгу