Нес hарим

06.07.2018

 На рассвете. Сегодня в Бейт-Шемеше

 

По моему внутреннему убеждению, психотипу и характеру важно зафиксировать свои мысли-эмоции-размышления на тему. Можно покопать глубже: как, зачем и почему – но найти объяснение мне менее важно, чем просто записать (а там видно будет – для чего оно пригодится). Или не пригодится.

Если книга не издана – она не написана. И отсюда же: если впечатление не записано – его не было.

Вероятно, такова особенность моей памяти, которая с течением жизни становится все более краткосрочной. А возможно, тут что-то другое-иное. Третье-четвертое (если не пятое-десятое – опять же во всей прелести двусмысленности).

Нынешней зимой, собирая для мамы хронологию ее жизни, я подумала: а почему бы мне не собрать свою? И сразу начала это делать, но быстро поняла, что ничего более интересного, чем рождение сыновей в моей жизни не случилось. А другие крупные события (например, скаутинг) я уложила в книгу, прочно зафиксировав их место в своем прошлом. Безусловно, скаутинг был серьезной его частью и остался бы оной и без такой фиксации. И тем не менее, правило «самое важное – опиши» работает внутри меня как часы, четко и методично хронометрируя.

Потому описана детская жизнь моих сыновей.

Потому есть книга о скаутинге.

Когда мне исполнилось сорок лет, в моей жизни появился Израиль. Я написала о нем две книги. А в третью вошли несколько очерков об этой стране. Но мой Израиль не заканчивается и, надеюсь, не закончится. С каждым разом мне все труднее прощаться с ним в Бен Гурионе. И как-то само собой внутри родилось состояние, которое помогает справляться: я придумала себе, что улетаю из Эрец Исраэль в командировку. Да, они бывают долгие, совсем как у моряков дальнего плавания, которые дома живут меньше, чем в море. Или как у дальнобойщиков, которые вообще живут на трассе, а домой возвращаются реже редкого. Так и я. Да, это не совсем справедливо по отношению к моему дому и самой сибирской жизни, но я не хочу лукавить и врать прежде всего себе.

… В этот раз вернувшись в Израиль обнаружила, что соседи постелили перед дверью новый коврик, на котором написано «где Wi-Fi, там и дом». Как и во всякой шутке, здесь есть доля современной правды.

И только в Иерусалим можно и нужно возвращаться. Потому что моя тридцать вторая душа – живет здесь. А может, и не тридцать вторая…

 

В мой шестнадцатый приезд мне вдруг подумалось, что пора уже систематизировать и как-то собрать в одном тексте всю основную информацию о моих возвращениях сюда. Сделать конспект, который просто зафиксирует то, что я здесь видела. А зачем это надо… Пока не знаю. Но раз ощущение есть – возьми и сделай.

Беру и делаю.

Первое путешествие случилось в мае 2012 года. Вместе со вторым оно подробно описано в книге «Душа номер 32». Здесь я познакомилась с теми людьми, чьей дружбой дорожу и по сей день. Здесь впервые взошла в Иерусалим. Путешествие по друзским деревням на севере страны. Тель-Авив и Средиземное море…

Сейчас я стараюсь восстанавливать путешествие по памяти, не заглядывая в свои записки. Тем более, что блокноты с ними еще пойди-найди. Нам, как говорится, рано заводить архивы… А потом спохватишься – и будет поздно… Тем более, что время от времени те самые архивы я чищц очень просто: выбрасываю разом эти кипы бумаг, после чего странным образом становится легче дышать. Потому сейчас одна надежда на то, что осталось еще в голове…

Второе путешествие – летом того же года. Сюда мы прилетели уже втроем, вместе с моими младшими сыновьями. Яд Вашем. Тель-Шева (с этого началось мое знакомство с тремя древними телями – в Мегиддо я так до сих пор пока и не побывала). Мертвое море – первый раз и прямо летом, температура воздуха +50 тоже впервые в жизни. Деревня Кесалон. Монастырь Бейт-Джамаль, куда я буду исправно ходить почти в каждый свой приезд. И даже будет такой период, когда мне придет мысль, что неплохо бы мне подвязаться для какого-нибудь подобного монастыря, чтобы записать его историю, а писать – сидя в настоящей монастырской келье, вставать к утренней службе, делать что-то полезное, вживаясь в монастырский уклад, чтобы описать более полно. Журналист меняет профессию, короче говоря… Парк Горен и замок Монфор в Верхней Галилее…

Третье путешествие – это ноябрь того же года: полет на презентацию своей книги «Душа номер 32». Иерусалимский букинистический магазин. Знакомство с Биной. Поездка в Ариэль. И первая моя война – военная операция «Облачный столп», которая началась 14 ноября.

Четвертое путешествие. Старый Яффо, много Тель-Авива. Весна 2013 и спонтанная мысль провести свой день рождения 2016 года в Венеции (забегая вперед: сбылось, хоть и с небольшим опозданием).

Пятое – осень того же года. Бейт-Тихо, первый Ахзив, Кинерет и Цфат, куда нас возила Илона.

Шестое возвращение случилось в январе 2014 года – из Праги. Сначала я прилетела в Прагу, а потом оттуда – улетела в Иерусалим. Первая встреча с художником Зелием Смеховым. 26 января – авария. Лобовое столкновение на серпантине дороги, ведущей в Иерусалим. Шаарей Цедек, адвокат Инбар из Тель-Авива, который взялся вести мое дело… В декабре я летала в Прагу, в Израильское консульство, чтобы подписать для Инбара документы, потому что выяснилось, что моя фамилия попала в серый список из-за частых полетов, и въезд в страну надо немного отложить…

Тем же летом мы снова приехали в Израиль с сыновьями и провели здесь больше двух месяцев, застав 50 дней войны, которая называлась «Несокрушимая скала». Это был седьмой приезд в страну, и он подробно описан в книге «Геверет Фрося». Путешествие по северу страны – птичий парк Агамон на озере Хула, кибуц Манара на севере страны. Знакомство с Мариной. Посещение второго теля – Хацора.

В восьмой раз - свой день рождения 2015 года я встретила на Мертвом море. Зихрон-Яаков. Плавание на кораблике из Яффо в море. Потом – лето того же года: мы приехали вдвоем с младшим. Эйн-Карем с его символическими Мадригот Ган Эден. Путешествие вдвоем через весь город: Восточный Иерусалим, Спасо-Вознесенский монастырь, Масличная гора, Виа Долороса.

Десятое путешествие в декабре 2015 года – это путешествие по сложному маршруту: Иркутск-Москва-Тель-Авив-Афины-Париж-Афины-Тель-Авив-Москва-Иркутск.

Одиннадцатое – на мой день рождения в 2016 году. Поездка в Хеврон.

Двенадцатое – январь 2017, мой високосный год еще не окончен. И мы вылетаем из Тель-Авива в Милан, откуда едем в Венецию и Флоренцию.

Тринадцатое – снова май. 2017 год. Ровно пять лет назад я впервые попала в Израиль. Что я делала в мае 2017 года в стране (а это было чуть больше года назад) – не помню совершенно. Помню только, что брала длинные паузы: сидела под деревьями в парке и ничего не делала…

Четырнадцатое возвращение – сентябрь того же года. Из Хайфы уплыли на Кипр.

Пятнадцатое – январь-февраль 2018. Знакомство с Юлией Драбкиной. Поездка в Кирьят-Арбу к Илье Берковичу и в Хайфу к Лене Макаровой.

И вот оно, спустя четыре месяца, нынешнее. Шестнадцатое. С 20 июня по 12 июля 2018 года. Оно еще идет. И снова на двоих с младшим сыном. У него так нынешний год вообще – трип за трипом: в мае мы слетали с ним по маршруту Иркутск-Хабаровск-Владивосток-Уссурийск. На Дальний Восток. А сейчас – снова Ближний. У него это четвертый приезд в Израиль. Мы много купались в этот раз – и в Ашкелоне, и в Тель-Авиве, и в Ахзиве. Мы заблудились с ним в Тель-Авиве, ходили по Иерусалиму, покупали подарки в Бейт-Шемеше, ездили в гости в Хайфу… Он уже вырос, мой младший сын. Ему уже пятнадцатый год и, вероятно, наши совместные путешествия с ним близятся к финалу: дальше он будет путешествовать уже не в компании мамы. И я очень рада, что мое шестнадцатое возвращение в Иерусалим он разделил со мной.

 

Конспект удался. Может быть, когда-нибудь я воспользуюсь им, чтобы развернуть каждый короткий пункт в панораму воспоминаний о моем Израиле. А может, и нет. То, что будет дальше, нам неизвестно. А то, что уже случилось – вот оно. Каждый пункт здесь можно разворачивать в монолог или диалог. В рассказ от первого лица – как своего собственного, так и собеседника. Можно уйти от внешних описаний во внутренние. И наоборот, вспоминая слова Петрарки о том, что именно место пробуждает дарование.

Когда мы записываем «для памяти», мы освобождаем в голове место для новых впечатлений.

Это так же, как выбрасывать старые блокноты: освобождается место для новых.

С некоторых пор я перестала делать дорожные записи, прекратила вести жж, а дневники так и никогда не умела записывать с нужной методичностью. Но меня всегда выручают вот такие конспекты прошлых впечатлений (они же – будущих книг). Освобождают место в голове. Спасают мою память от неизбежного забывания (при всей безграмотности фразы). Просто мне столько надо рассказать!! Мне о стольком хочется сказать и написать…

Многое неважно лично для тебя, согласно с твоим внутренним положением дел. У нас ведь своя персональная шкала ценностей, внутри которой есть свои же градации. И даже понимая, например, маркетинговую значимость отдельных вещей и пиар-ценность определенных действий, ты их не делаешь, потому что тебе не близко. А другое – как например, составление вот таких конспектов, - делаешь. Потому что их ценность для тебя очевидна… Это как забраться на гору, чтобы смотреть сверху на мир. Зачем, для чего, да еще тратить столько сил?! Тому, кто любит залезать на горы – объяснения не нужны. А я люблю.

И думается мне, Израиль и есть вот такая моя гора. Нес арим (горное чудо).

Share on Facebook
Please reload

Недавние посты

August 22, 2018

Please reload

Архив
Please reload

Поиск по тегам
Please reload

  • Facebook - серый круг
  • Instagram - серый круг

 2018

ТВОРЧЕСКИЙ ТЬЮТОР

как написать и издать книгу